eplus.com.ua

Распродажа для "своих": как проходила приватизация в независимой Украине/Население практически не участвовало в перераспределении госимущества

Июль 07
17:44 2021

«Апостроф» начинает серию материалов, посвященных 30-летию независимости Украины — достижениям и провалам в этот период. Первый материал посвящен истории приватизации в Украине, которая началась практически сразу после провозглашения независимости. За прошедшие 30 лет особых успехов в этой сфере нет. «Апостроф» вспоминал, как распродавалось «народное добро», кто стал его собственником, и к каким результатам это привело.

История независимости Украины неразрывно связана с приватизацией государственного имущества. Более того, вопрос приватизации в нашей стране начали решать даже чуть раньше, чем, собственно, страна появилась на карте мира — Кабинет министров тогда еще Украинской ССР принял постановление о создании Фонда госимущества 19 августа 1991 года.

Уже в 1992 году Верховная Рада приняла знаковый закон о приватизации имущества государственных предприятий.

Параллельно с этим началась приватизация квартир, которые также, в основном, были государственными. Здесь повезло тем, кто на момент старта массовой бесплатной приватизации имели официальное жилье, то есть были в нем прописаны.

Что касается госпредприятий, то наибольшим спросом на начальном этапе пользовались объекты торговли, общепита и сферы услуг, то есть магазины, кафе, бары, рестораны, парикмахерские. За первые два года было продано более 15 тысяч малых предприятий.

Вскоре дошла очередь и до более крупных объектов. Наиболее распространенной стала так называемая ваучерная приватизация – все граждане Украины могли получить бесплатные приватизационные сертификаты (ваучеры) одинакового для всех номинала, которые можно было использовать для приобретения определенного количества акций того или иного предприятия.

Некоторые так и сделали – очень ведь хотелось почувствовать себя пусть мелкими, но все же собственниками, да еще и получать дополнительные доходы в виде дивидендов.

Однако многие предприятия никаких дивидендов не выплачивали и, на самом деле, не собирались этого делать. Зато появившиеся, как грибы после дождя, инвестиционные компании активно, а иногда даже довольно агрессивно, принялись скупать разрозненные пакеты акций, как у работников предприятий, которые формально считались их основными собственниками, так и у сторонних «горе-рантье».

Делалось это в интересах «красных директоров», решивших прибрать предприятия к рукам, или же неких «серьезных» людей, которые положили глаз на тот или иной перспективный актив.

Впрочем, многие украинцы даже не пытались использовать свои ваучеры для покупки акций, а попросту продавали их ушлым перекупщикам – разумеется, ниже номинала, иногда вообще за бесценок, а на вырученные деньги спешили купить что-нибудь из еды, пока она в очередной раз не подорожала, так как в те годы в стране царила гиперинфляция.

Тогда же появился не очень приличный анекдот о том, в какое известное всем место можно вложить ваучер.

Олигархическая приватизация

Но вернемся к «большой» приватизации. Пик распродажи крупной государственной собственности пришелся на вторую половину «лихих 90-х». Предприятия уходили с молотка на абсолютно непрозрачных конкурсах, условия которых выписывались под «нужных» людей. Разумеется, цены, по которым продавались предприятия, были существенно ниже рыночных.

При этом зачастую покупателями объектов госсобственности оказывались никому не известные компании, принадлежащие никому не известным личностям. И только годы спустя выяснялось, что так называемыми конечными бенефициарами приватизированных предприятий являются люди, которых сегодня называют олигархами.

Собственно, это и была олигархическая приватизация, считает нынешний глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко, который в то время работал экономистом в Национальном банке Украины (НБУ).

Подобным способом скупались целые сектора национальной экономики, что привело к образованию монополий в различных сферах.

Так, более 70% мощностей тепловой генерации в стране сейчас находятся под контролем компании ДТЭК самого богатого украинца Рината Ахметова.

Другой олигарх – Дмитрий Фирташ – контролирует примерно 70% рынка распределения природного газа в стране. Он также является монополистом на рынке азотных минеральных удобрений.

Игорь Коломойский, в свою очередь, де-факто, установил монополию на рынке нефтепродуктов, в связи с чем Антимонопольный комитет Украины налагал штрафы на входящие в его орбиту компании.

Игорь КоломойскийФото: УНИАН

А монополии, как известно, препятствуют развитию конкуренции и проведению реформ.

«Необходимо всерьез взяться за борьбу с монополиями, иначе шансы не то, что на успешную приватизацию, но и на какой-либо экономический успех будут стремиться к нулю. Нам нужен собственный аналог «Акта Шермана» (первый антимонопольный закон США, принятый в 1890 году)», — отметил в разговоре с «Апострофом» аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

По большому счету, первичную приватизацию в Украине в конце прошлого века следует считает неуспешной (но не для тех, кто воспользовался ее плодами). Это — уже не говоря о том, что многие предприятия в ходе ее проведения были в буквальном смысле угроблены.

По словам экономиста, финансового аналитика Алексея Куща, приватизация 1990-х годов представляла собой негласный общественный договор: «Он состоял в том, что население не участвовало в ваучерной приватизации – это был пассивный отказ – произошло отчуждение народа от имущественного комплекса, который остался со времен Украинской ССР. В свою очередь, государство не вмешивалось в хозяйственную жизнь людей».

Все это продолжалось до тех пор, пока этот имущественный комплекс представлял хоть какой-то интерес для владеющих им промышленно-финансовых групп, добавил эксперт. «Сейчас он уже изношен на 100% и превратился в груду металлолома. Есть целые куски собственности, которые олигархи готовы «подарить» государству (а в идеале — получить еще некую компенсацию), лишь бы не нести социальную ответственность», — говорит Кущ.

По мнению Сергея Родлера, главная причина провала приватизации 90-х — это отсутствие полноценной законодательной базы, из-за чего возникали многочисленные возможности для злоупотреблений.

«Процесс проходил в спешке, в отсутствие инвентаризации и должного уровня оценки объектов. Пока парламентские фракции спорили о том, как именно должна проходить приватизация, процесс перераспределения госимущества и борьба за самые доходные объекты среди представителей власти усиливался», — сказал эксперт.

Чем дальше, тем хуже

Впрочем, непрозрачные схемы, применявшиеся во время «дикого» капитализма в первые годы независимости, сохраняются вплоть до сегодняшнего дня.

Один из относительно недавних примеров — продажа телекоммуникационного гиганта «Укртелеком» в 2011 году. Начнем с того, что на приватизационный конкурс была подана всего одна заявка — от ООО «ЕСУ», которым на то время владел австрийский концерн EPIC (European Privatization and Investment Corporation). Эта компания и стала владельцем «Укртелекома».

Несмотря на то, что с самого начала практически никто не верил в то, что покупателями являются «австрийцы», сказать с уверенностью, кто купил столь крупный актив, также не представлялось возможным. Единственное, было понятно, что он достался кому-то из близкого окружения тогдашнего украинского президента Виктора Януковича. Полной ясности в этом вопросе нет до сих пор. Вскоре после приватизации контроль над «Укртелекомом» получил Дмитрий Фирташ, который в 2013 году продал его Ринату Ахметову.

Цена приватизации «Укртелекома» составила 10,57 миллиарда гривен (на то время 1,3 миллиарда долларов), при этом, как выяснилось позже, частично – на 4,2 миллиарда гривен – она была осуществлена за счет выпуска облигаций, которые впоследствии выкупили государственные «Ощадбанк» и «Укрэксимбанк».

На сегодня есть консенсусное мнение, что единственным примером успешной большой приватизации в Украине стала продажа металлургического гиганта «Криворожсталь». Да и то – со второй попытки.

Предприятие было продано в 2004 году компаниям, подконтрольным олигархам Ринату Ахметову и Виктору Пинчуку за 4,26 миллиарда гривен (800 миллионов долларов). Приватизация была проведена в «лучших» традициях, описанных выше.

При президенте Викторе Ющенко, который еще во время избирательной компании обещал вернуть «Криворожсталь» в госсобственность для ее повторной – справедливой – продажи, реприватизировали. В 2005 году был проведен новый конкурс, победителем которого стала компания индийского бизнесмена Лакшми Миттала Mittal Steel Germany GmbH.

Предприятие продали за 24,2 миллиарда гривен (4,8 миллиарда долларов). Правда, в бюджет попало только 19,9 миллиарда гривен, так как Ахметову и Пинчуку вернули то, что они потратили при первой приватизации.

Однако, если собственно приватизация «Криворожстали» была без преувеличения образцовой, то, столь же образцово с точки зрения бездарности были потрачены вырученные от нее деньги. В Верховной Раде даже была создана комиссия, которая пыталась установить, куда же они делись, впрочем, не очень успешно. Но все оказалось до смешного (если бы не было так грустно) просто: эти деньги банально проели.

КриворожстальФото: УНИАН

В последнее десятилетие Украине также нечем похвастаться в плане приватизации. Из года в год в бюджет закладываются миллиардные доходы от продажи госсобственности, но соответствующие планы выполняются, в лучшем случае, на четверть – и это при том, что бюджеты в Украине — дефицитные, а потому латать дыры в госказне становится все сложнее (справедливости ради отметим, что не только из-за провалов приватизационных планов).

Сейчас власти заявляют об очередных планах масштабной приватизации крупных госактивов, но есть большие сомнения, что они реализуются.

В частности, это связано с тем, что финансовое и техническое состояние предприятий постоянно ухудшается, и даже те из них, которые в свое время считались ценными активами, сегодня находятся в плачевном состоянии.

Характерный пример — Одесский припортовый завод, который не могут продать уже несколько лет. Если в ближайшее время предприятие не обретет нового владельца – более рачительного, чем государство – оно рискует повторить судьбу своих собратьев из «лихих 90-х», превратившись в груду металлолома.

Ненамного лучше ситуация с компанией «Центрэнерго», в которую входят три теплоэлектростанции. Годами из нее высасывали ресурсы олигархи и «смотрящие» от власти, а сейчас перспективы ее продажи омрачаются новыми мировыми экологическими стандартами, которые превращают «Центрэнерго» в токсичный актив – как в прямом, так и переносном смысле.

Таким образом, на сегодня в Украине сложилась парадоксальная ситуация – с одной стороны, в госсобственности остается более 3500 предприятий, большинство из которых при этом существуют лишь на бумаге, а с другой, — предложить инвесторам что-то стоящее, практически нечего.

На ошибках не учимся

Подводя итог приватизации за 30 лет независимости, можно констатировать, что он неутешителен.

По словам Алексея Куща, Украина за все эти годы от продажи госимущества получила порядка 12 миллиардов долларов. «На самом деле, это меньше, чем 14%-ый пакет акций «Почты Японии», который принес (японскому бюджету) порядка 20 миллиардов долларов.

Но это не означает, что нужно в принципе отказаться от попыток продать имеющиеся госактивы.

«Хаотичная приватизация 90-х сформировала у многих украинцев мнение, что ничего хорошего от этого процесса ждать не надо, но на самом деле опыт многих стран показывает, что альтернативы ему нет. Государство — не слишком успешный бизнесмен. Поэтому оно должно оставить на балансе только объекты критической инфраструктуры», — отметил в разговоре с изданием советник председателя правления банка «Кредитвест» Василий Невмержицкий.

Но для того, чтобы осуществить успешную приватизацию, правительству нужно сделать определенные шаги.

Однако, похоже, власть не готова к этому.

«Вложение средств в покупку крупных промышленных активов требует уверенности в стабильности и предсказуемости государственной политики в течение достаточно длительного времени, ведь такие инвестиции связаны с большими объемами реконструкции и модернизации предприятий. И для их окупаемости нужно время. Однако Украина не может предложить инвесторам гарантий стабильности», — сказал в комментарии «Апострофу» председатель экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук.

Сергей Родлер согласен. В качестве примера он привел конфликтную ситуацию вокруг предприятия “Мотор Сич” с китайскими инвесторами, которая «явно не повышает мотивацию нерезидентов на увеличение потока инвестиций». Как известно, несмотря на протесты официального Пекина, Украина вернула «Мотор Сич» в госсобственность.

«Вопрос наполнения бюджета стоит остро как никогда, но даже в таких условиях чиновники не способны действовать эффективно. Иностранные наблюдатели и вовсе считают, что самостоятельно украинцы не смогут распродать имущество, и необходимо привлекать помощь извне», — с грустью резюмировал эксперт.

Статьи по теме

Последние новости

Как правильно менять электропоставщика и какие проблемы могут возникнуть

Читать всю статью

Наши партнеры

UA.TODAY - Украина Сегодня UA.TODAY
CZM.ua - Клиника лечения наркозависимости - ЦЗМ Украина.
Alt-center.com - Наркологическая клиника "Альт-центр".