eplus.com.ua

Покупка телеканала Прямой — чего испугался Порошенко

Февраль 23
08:50 2021

Санкции против кума российского президента Виктора Медведчука выбили из колеи экс-президента и лидера «Европейской солидарности» (ЕС) Петра Порошенко настолько, что он решил «купить» у самого себя телеканал «Прямой». Формально для его защиты от возможного преследования со стороны властей. Пиарщики ЕС засуетились, когда Офис президента Владимира Зеленского начал всерьез теснить пророссийские силы, лишая Петра Порошенко статуса главного «патриота и государственника». Почему экс-президент заявил о владении каналом именно сейчас и чем именно он рискует в «войне» Банковой против Виктора Медведчука, читайте в материале «Апострофа».

Внезапное признание

В четверг, 18 февраля, Петр Порошенко, выступая в эфире «Прямого», заявил, что стал собственником этого телеканала. «Мы подписали договор. Я заплатил большие деньги – это миллионы – чтобы покрыть долги канала и остальное. В госреестре изменился бенефициарный собственник. Уже два часа конечным бенефициарным собственником канала является Prime Asset Capital – структура, которая на 100% принадлежит Порошенко Петру Алексеевичу», – заявил пятый президент.

По версии Петра Порошенко, экс-президент пошел на такой шаг якобы ради защиты «Прямого» от санкций со стороны Офиса президента. На следующий день после его выступления – 19 февраля – было запланировано заседание Совета национальной безопасности и обороны (СНБО), на котором должны были рассмотреть санкции против отдельных нардепов.

Как выяснилось впоследствии, под удар попали Виктор Медведчук и его близкое окружение, но за день до заседания Петр Порошенко настаивал, что против номинального собственника «Прямого» экс-регионала Владимира Макеенко планировали ввести санкции, а сам канал – закрыть. Якобы такую информацию он получил из достоверных источников. Дабы помочь господину Макеенко, а также защитить демократию и свободу слова в стране Петр Порошенко решил канал «купить».

В Офисе президента опровергли претензии по поводу возможных санкций. «Надеемся, что публичные опасения Петра Порошенко о закрытии каналов, которые подчиняются ему, не являются признаком наличия подобной деятельности с его стороны. Свободе слова в Украине ничего не угрожает, какие бы критические материалы, ненадежные факты, если речь идет о телеканалах, подчиненных бывшему президенту, они не распространяли», — заявила пресс-секретарь президента Юлия Мендель в комментарии СМИ.

Чего испугался Порошенко?

То, что «Прямой» наравне с «5 каналом» фактически контролируются пятым президентом – один из основных «секретов Полишинеля» украинской политики. Именно эти два телеканала последние пару лет в новогоднюю ночь транслируют поздравление Петра Порошенко, а не действующего главы государства Владимира Зеленского.

Возник закономерный вопрос, ради чего пятый президент закатил политическую мелодраму с «покупкой» актива, который он и так контролирует? Как отмечают наблюдатели, у пятого президента попросту не выдержали нервы. За неделю до заседания СНБО в СМИ «гуляли» различные версии того, кого именно намерены наказать на Совбезе. Банковая и секретарь СНБО Алексей Данилов лишь многозначительно отмечали, что санкции будут введены против отдельных нардепов и политиков.

«Петра Алексеевича, как некоторые выражаются, банально взяли на понт. Против экс-регионала Макеенко санкции ввести было сложно. Его можно подозревать в теневом финансировании «Прямого». На покупку и содержание такого актива у него никогда не было официальных средств, но это никак не тянет на санкции, которые принимаются в случае угрозы нацбезопасности. Невзирая на это, Петр Порошенко испугался и «засветился» с каналом. Теперь должны возникнуть вопросы, на какие средства канал куплен, были ли уплачены налоги от так называемой сделки», — говорит «Апострофу» политический аналитик Александр Кочетков.

Дело – труба

В пользу версии о том, что пятый президент боится разоблачений, говорит тот факт, что СНБО намерен заняться сомнительными финансовыми операциями политиков.

«Как и в прошлый раз я сказал, что дальше будет, поверьте — и дальше будет! Далее будут оффшоры, собственность, все, что украденное с 1991 года у украинского народа, будет возвращено украинскому народу. Более того, все депутаты, у которых состояние в 300-400 миллионов, люди добрые, где вы это взяли?», — заявил Алексей Данилов.

Тут Петру Алексеевичу есть о чем беспокоиться. В СМИ можно найти немало упоминаний о том, что Макеенко — якобы «подставное лицо Порошенко», на котором «висит» 32 млн евро на счетах в Люксембурге.

Но есть и более «жесткая» версия, которую сейчас активно обсуждают в политический тусовке. Решением СНБО от 19 февраля было поручено вернуть в госсобственность нефтепродуктопровод «Самара – Западное направление». Часть участка «трубы» контролирует компания «ПрикарпатЗападТранс», которую связывают с господином Медведчуком. В Совбезе полагают, что нефтепродуктопровод эксплуатируют иностранные фирмы, за которыми стоят украинские граждане. Теперь правоохранительные органы должны выяснить, как государственное имущество оказалось в частных руках.

Есть версия, что на содержание «Прямого» деньги шли, в том числе, и с «трубы». Соответственно, Петр Порошенко оперативно переписал телеканал на себя, дабы в случае чего отбиваться в сугубо политической плоскости.

Политический спектакль

Помимо финансовых, могут быть и сугубо политические причины. Петру Порошенко, как минимум, не нравится, что Офис президента своими действиями заходит на правое электоральное поле, которое он считает «своим».

«Имеет место банальный политический спектакль, игра на ожиданиях от заседания СНБО, по которому были анонсированы громкие решения. Вбросили информацию о якобы санкциях, дабы показать, что Банковая использует их для давления на политических конкурентов. Далее Порошенко героически берет удар на себя, прикрывая своим именем не только «Прямой», но и свободу слова в Украине вообще», — сказал в беседе с «Апострофом» глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Видно, что Петра Порошенко раздражает тот факт, что политика Владимира Зеленского кардинально отличается от того, что пиарщики ЕС рассказывали избирателям в 2019 году.

«Действия Офиса президента против Виктора Медведчука и Анатолия Шария подрывают имидж Петра Порошенко как главного патриота. После санкций против ОПЗЖ даже его сторонники задались вопросом, почему пятый президент в свое время не поступил так же? Сейчас Петр Порошенко пытается дискредитировать решения президента Зеленского, представив его действия не как удар по пророссийским силам, а именно как расправу над оппонентами. И в этом смысле он выступает в унисон с кремлевской пропагандой, которая говорит тоже самое. Мы далеко не в первый раз видим, что Петр Алексеевич им фактически подыгрывает», — говорит Владимир Фесенко.

После истории с «покупкой» канала «Прямой» технологи «Европейской солидарности» начали отрабатывать тезис о том, что санкции против Виктора Медведчука и его партнеров – это решение не Офиса президента, а Вашингтона. Дескать, на пророссийские силы в Украине давит не Владимир Зеленский, а администрация Джо Байдена, ранее декларирующая поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины. Данный тезис органично укладывается в тезисы кремлевской пропаганды о «внешнем управлении» Украиной.

Порошенко и Медведчук: выгодный симбиоз?

В американском посольстве в Киеве поддержали действия Банковой в отношении пророссийских политиков, напомнив, что господин Медведчук находится под санкциями США с 2014 года. Все пять лет президентства Петра Порошенко думающая публика задавалась вопросом: почему Киев, критически зависит от Вашингтона, в этой части не поддерживает санкции против Медведчука? Ведь, как и сейчас, тогда формальных оснований хватало.

Петр Порошенко в бытность президентом и пальцем не пошевелил в этом направлении. Напротив, политический и бизнесовый ренессанс Виктора Медведчука произошел при пятом президенте и, как минимум, с его молчаливого согласия.

Важная деталь – Виктор старался публично не высказываться резко в адрес Петра Порошенко, который формально был его политическими и идеологическим противником. Напротив, иногда говорил о пятом президенте в весьма комплементарных тонах.

«Господин президент (Петр Порошенко – «Апостроф»), который уполномочил меня, но точнее, эта была просьба господина Порошенко заняться вопросами мирного урегулирования и обмена удерживаемыми лицами… Просьбу господина президента я выполняю. Иногда посещаю Минск и работаю в гуманитарной подгруппе. Часто посещаю Москву, где решаю те же самые вопросы», — говорил Виктор Медведчук в эфире кремлевского ТВ.

Петр Порошенко отвечал взаимностью. «Мы пытались применять различные каналы коммуникации. Начиная от военных и заканчивая церковью. Я должен признать, что наиболее эффективным оказался Виктор Медведчук. Знаете – почему? Потому что решение об увольнении принимает непосредственно Путин», — говорил пятый президент на одной из пресс-конференций в 2018 году.

Темная сторона «патриотизма»

И вот теперь после первых санкций против Виктора Медведчука и его окружения Петр Алексеевич всерьез обеспокоился о будущем подконтрольных ему медиа-активов.

«Все это выглядит как конспирология, но похоже, что договоренности по политической инфраструктуре и бизнесу Виктора Медведчука шли в одном пакете с «Минскими соглашениями» и в обмен на отказ боевиков брать Мариуполь, хотя такие возможности у них были. Подозреваю, что были договоренности между Петром Порошенко и Владимиром Путиным по каналам Виктора Медведчука, и Петр Алексеевич их выполнял. Да, он махал шашкой, говорил громкие слова, Рада принимала санкции, но ход им не давали», — отметил в беседе с «Апострофом» руководитель аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев.

«Патриотизм Петра Алексеевича – сугубо постановочный. Пятый президент является «патриотом» собственного кармана. Да и Виктор Медведчук для него не чужой человек. Они же вместе в конце 90-х годов стояли у истоков Партии регионов», — добавил Андрей Золотарев.

История с активами Петра Порошенко далека от завершения. Он бросился «спасать» телеканал «Прямой» от Офиса президента, оголив наиболее слабый фланг – финансовый. Со стороны противников ЕС все громче звучат призывы к власти проверить законность сделки, а также происхождение средств, на которые была сделана «покупка».

Похоже, что Петр Алексеевич, предчувствуя, что Банковая рано или поздно заинтересуется его оффшорными историями, решил сыграть на опережение, выставив все так, словно власть расправляется с политическими оппонентами. В любом случае тактика выбрана неудачно. Когда ЕС изображала из себя «патриотическую оппозицию», обвиняя Владимира Зеленского в «капитуляции» перед Кремлем, подобная контригра имела смысл, но сейчас обстоятельства изменились в корне. Напротив, пятому президенту задают неудобные вопросы о политический, предпринимательской и медиа-активности Виктора Медведчука в 2014-2019 годах. Внятного ответа у Петра Порошенко – нет…

Share

Статьи по теме

Последние новости

Как это возможно? Дешёвый Redmi K40 опередил Huawei Mate 40 Pro по скорости зарядки при вдвое меньшей мощности

Читать всю статью

Наши партнеры

CZM.ua - Клиника лечения наркозависимости - ЦЗМ Украина.
Alt-center.com - Наркологическая клиника "Альт-центр".